Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Братва рвется к власти.В парламенте Киргизии выдвинуто 234 уголовника

Братва рвется к власти.В парламенте Киргизии выдвинуто 234 уголовника


На 120 мест в парламенте Киргизии выдвинуто 234 уголовника


В воскресенье 4 октября в Киргизии пройдут парламентские выборы — первые после вступления республики в Евразийский союз. Насколько можно судить по предвыборной кампании, больших сюрпризов голосование в конце недели не принесет, однако есть одна интересная деталь. Нынешний год, согласно признанию представителей местного министерства внутренних дел, уже стал рекордным по числу кандидатов, имеющих уголовное прошлое. Этот факт уже сказывается на качестве политических дебатов между представителями различных партий: в начале недели два кандидата в народные избранники Жогорку Кенеша поспорили о средствах агитации, и в результате выяснения отношений один партиец отправил другого на больничную койку с сотрясением мозга и переломами ребер. «Лента.ру» оценила перспективы киргизского парламента.

Идеологические разногласия

«Политические дебаты» с применением запрещенных приемов — явление в Киргизии довольно распространенное. Идеологические разногласия возникают в парламенте регулярно (причем на высшем уровне: в разборки однажды оказались вовлечены два спикера —бывший и действующий), однако чаще всего в массовые дискуссии с применением подручных средств вступают сторонники депутатов.

По этой причине инцидент на юге Киргизии, который произошел 28 сентября, когда в ходе спора о средствах агитации два кандидата в депутаты перешли к более серьезным аргументам, вначале не вызвал большого ажиотажа. К потасовкам политиков в республике привыкли и рассматривают их как неизбежную часть политической борьбы. Однако спустя некоторое время стало известно, что в результате драки представителя объединения «Республика — Ата-Журт» Камчыбека Ташиева и члена партии «Онугуу-Прогресс» Абдыманапа Абдувахапова последний был госпитализирован с сотрясением головного мозга, кровоподтеками и подозрением на перелом ребер. Разразился небольшой скандал.

Партии тут же обменялись взаимными нападками: «Ата-Журт» заявил, что это была провокация, а в «Онугуу-Прогресс» потребовали освидетельствовать Ташиева на предмет психической вменяемости. К слову, он в республике личность довольно известная — в 2012 году устроил политический хэппенинг: в ходе очередного митинга перелез через ограду президентской администрации и попытался во главе своих соратников и почитателей прорваться в кабинет руководителя государства. По результатам мероприятия Камчыбек Ташиев был осужден на полтора года тюремного заключения за попытку насильственного захвата власти и публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя. К началу нынешней избирательной кампании судимость Ташиева была погашена, что позволило ему выдвинуться кандидатом.

Ищут пожарные, ищет милиция

Этот любопытный нюанс — когда в высший законодательный орган страны баллотируется человек с судимостью — для Киргизии в нынешнем году скорее общее место, нежели исключение из правил. Еще в начале сентября министерство внутренних дел республики провело проверку представленных партиями списков — с довольно предсказуемым результатом: к уголовной ответственности привлекались 234 кандидата, на оперативном учете МВД состояло 15 кандидатов, а трое претендентов на места в законодательном органе — и вовсе находились на момент выдвижения в республиканском розыске. Этот момент зафиксировали даже в МВД, где пожаловались на
«рекордное количество кандидатов с уголовным прошлым». По данным пресс-секретаря правоохранительного ведомства Киргизии Бакыта Сеитова, кандидаты привлекались отнюдь не за политическую деятельность. «Есть факты мошенничества, хулиганства, убийства и коррупционные преступления», — рассказал он по результатам проверки.

Скандал привел к тому, что Центризбирком был вынужден начать работу с партиями на предмет чистки рядов кандидатов и даже добился определенных успехов — если верить словам председателя ЦИК Туйгунаалы Абдураимова, около ста потенциальных депутатов перестали быть кандидатами. Впрочем, в самой республике не исключают вариантов: вполне могло случиться так, что «зачистка» списков коснулась только документов — изменятся лишь имя и фамилия кандидата. По крайней мере, такого поворота событий не исключают местные эксперты.

Прецедент уже имеется — в конце августа социал-демократической партии пришлось корректировать свой список из-за вопиющего нарушения: кандидатом был представлен некий Дильмурат Акпаралиев, носивший ранее фамилию Дооронов. По данным МВД, Дооронов был известен как Дики — член организованной преступной группы, «положенец» Ала-Букинского и Чаткальского районов Джалал-Абадской области, осужденный за разбой и изнасилование. Показательно то, что Дики уже имеет опыт работы в органах представительной власти: Акпаралиев-Дооронов побывал депутатом и даже председателем районного кенеша (совета).

Помимо этого, криминальные структуры присутствуют во власти и опосредованно — в прошлом году МВД опубликовало список депутатов местных советов, связанных с организованной преступностью, — всего 20 человек. Сообщение снова вызвало локальный скандал, потому что в целом обвинительный тон для местных правоохранителей не очень характерен: профильное министерство обычно защищает честь депутатов, подозреваемых в связях с противозаконным бизнесом. К примеру, весной нынешнего года по республике широко разошлось сообщение, в котором правоохранители по результатам расследования опровергают сведения о том, что некоторые депутаты Жогорку Кенеша причастны к получению доходов от проституции.

За водку и бешбармак

Неудивительно, что сами выборы в Жогорку Кенеш шестого созыва обозреватели внутри Киргизии характеризуют как довольно коммерциализированные. Это касается и состава партийных списков — в них много предпринимателей, которых по понятным причинам обуяла тяга к законотворческой деятельности, и механизмов выдвижения кандидатов — в республике открыто называют стоимость места в партийном списке. По данным активистов, место во «второй десятке» партийного списка стоит от 50 до 180 тысяч долларов, выше — до миллиона долларов. Дело дошло до открытых призывов главы государства Алмазбека Атамбаева к избирателям: не продавать голоса за водку и бешбармак. «Если выберете воров, то через два года пройдут выборы президента, а если и там пройдет вор, то куда пойдет Кыргызстан?» — задался почти риторическим вопросом президент.

Публичное признание первого лица государства в необходимости хотя бы создавать видимость честной борьбы продиктовано скорее собственным бессилием: изменить ситуацию решительно невозможно, поскольку политическое поле здесь крайне насыщенное. Это немудрено: Киргизию называют президентско-парламентской, полупрезидентской или смешанной республикой — то есть значение представительного органа власти здесь довольно высокое, а депутаты имеют возможность прямого влияния на происходящие в республике процессы. По этой причине высока и конкуренция: заявки на участие в выборах подавали 34 партии, в предвыборной гонке приняли участие только 14 из них. Без малого шестимиллионная страна имеет 188 только зарегистрированных политических объединений.

С приближением дня выборов борьба за голоса избирателей обостряется, кандидаты применяют все более изощренные политические технологии. Так, 28 сентября председатель Ассоциации «Таза шайлоо» («Чистые выборы») Айнура Усупбекова заявила, что все участники парламентских выборов используют имеющийся у них административный ресурс. По ее данным, кандидаты уже не гнушаются запугиванием избирателей, утверждая, что впоследствии смогут выяснить, за кого проголосовал каждый гражданин.

Источник:
384
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...