Среда, 7 декабря 2016
Сделать стартовой


«Сумма» в борьбе за власть в Дагестане

«Сумма» в борьбе за власть в Дагестане


Зиявудин Магомедов все чаще становится ньюсмейкером в родных краях

Недавняя активизация основателя группы «Сумма» Зиявудина Магомедова в Дагестане может обернуться новым шансом для бизнесмена побороться за власть в родной республике.

По сравнению с 2009 годом, когда на пост президента Дагестана претендовал брат миллиардера Магомед Магомедов, сделать это будет явно проще, поскольку уровень политической конкуренции в республике за последние два-три года стал гораздо ниже.

Между тем задача создания в Дагестане конкурентоспособной хотя бы по российским меркам экономики за это время стала еще острее, и здесь деловые таланты Зиявудина Магомедова могут оказаться весьма кстати.

А для «Суммы» усиление присутствия в Дагестане может компенсировать непростую ситуацию на ряде рынков, на которых давно работает группа.

«Сумма» в фаворе

За последние несколько недель обычно не слишком публичный миллиардер Зиявудин Магомедов проявил в Дагестане небывалую медийную активность.

В августе на малой родине бизнесмена, в Хунзахском районе, с большой помпой прошли скачки в честь муфтия Республики Дагестан, шейха Ахмада-хаджи Абдулаева, генеральным спонсором которых выступила группа «Сумма».

Незадолго до этого учрежденный Зиявудином Магомедовым благотворительный фонд «Пери» профинансировал создание мемориального комплекса «Дом Петра I», одной из главных площадок недавнего празднования юбилея Дербента.

В сентябре фонд «Пери» заявил о намерении реализовать в Дагестане образовательно-культурный проект «Периметр», который будет включать центр креативных технологий, школу социального проектирования, лабораторию робототехники и центр поддержки одаренной молодежи.

Для презентации проекта в центре Махачкалы соорудили большой шатер, но утверждается, что уже в 2017 году здесь появится современное здание площадью 3000 кв. м, причем участие в образовательных программах будет бесплатным. 

В тот же день глава Дагестана Рамазан Абдулатипов и Зиявудин Магомедов открыли региональный Навигационно-информационный центр, созданный при участии «Суммы» и министерства связи и телекоммуникаций республики, и новую мечеть имени Абдулхамида-афанди из Инхо на 3500 человек, строительство которой было завершено благодаря пожертвованиям Зиявудина Магомедова.

Кроме того, стало известно, что миллиардер приобрел долю в компании-промоутере боев по смешанным единоборствам Fight Nights, одна из академий которой находится и в Махачкале.

Долгий путь домой

«Роскошь республики – это ее руководитель», – заметил Зиявудин Магомедов в ходе одного из недавних мероприятий, и эти слова дорогого стоят, учитывая непростую историю его отношений с руководством родной республики.

В прошлом десятилетии, когда основатель «Суммы» был еще восходящей звездой российского капитализма, места на политическом пьедестале в Дагестане для него явно не хватало.

Поэтому первоначальное накопление политического капитала у начинающего олигарха новой волны произошло в другом регионе – Смоленской области, которую в 2002-2007 годах представлял в Совете федерации его брат Магомед Магомедов.

Он же в 2009 году претендовал и на пост главы Дагестана, однако тогдашний президент Дмитрий Медведев предпочел кандидатуру его однофамильца – Магомедсалама Магомедова, сына первого постсоветского руководителя республики Магомедали Магомедова. 


И после смены руководства республики, другому олигарху – Сулейману Керимову достался контроль над ключевыми инфраструктурными объектами, которые могли интересовать «Сумму» в Дагестане, – Махачкалинским морским торговым портом и аэропортом Уйташ.

Зиявудина Магомедова такая ситуация явно не слишком устраивала, поэтому при Магомедсаламе Магомедове его многопрофильный холдинг в Дагестане не проявлял заметной активности.

Зато с приходом Рамазана Абдулатипова в начале 2013 года для «Суммы» в Дагестане произошло явное потепление. Практически сразу новое руководство республики подписало с холдингом «меморандум о взаимопонимании», а затем люди из окружения Зиявудина Магомедова получили ряд знаковых назначений.

В частности, бывший топ-менеджер компании «Сумма Телеком» Саид Юсупов стал главой Хунзахского района, а руководитель близкой к «Сумме» дорожно-строительной компании «Мостоотряд-99» Загид Хучбаров получил пост директора республиканского агентства по транспорту и дорожному хозяйству.

Впрочем и с командой Рамазана Абдулатипова у людей, связанных с Зиявудином Магомедовым, не все складывалось гладко.

Например, в прошлом году близкий к миллиардеру депутат Госдумы Умахан Умаханов (муж сестры Зиявудина Магомедова) – сопредседатель дагестанского отделения Общероссийского народного фронта – выступил с резкой критикой планов властей республики по приватизации Кизлярского коньячного завода.

В итоге предприятие не просто не было акционировано, а перешло в федеральную собственность.

«Сумма» в борьбе за власть в Дагестане

Рамазан Абдулатипов встретился с представителями группы «Сумма». Фото: РИА «Дагестан»

Но, судя по недавним событиям, каких-либо серьезных разногласий у Зиявудина Магомедова и Рамазана Абдулатипова на данный момент нет, и это открывает для миллиардера хорошую возможность сказать веское слово при определении нового главы Дагестана. За последние четверть века в республике ни разу не было плавной смены руководства, обеспечивавшей преемственность власти, и сейчас, возможно, такой шанс впервые представится.    

Тяжелый год

Вероятность такого развития событий достаточно велика, потому что за те два с половиной года, что Дагестаном руководит Рамазан Абдулатипов, политическое поле в республике принципиально изменилось. Прежде всего, сошли со сцены такие местные тяжеловесы, как мэр Махачкалы Саид Амиров (приговорен к пожизненному заключению), глава представительства республики в Москве Гаджи Махачев (погиб в автокатастрофе), руководитель отделения Пенсионного фонда РФ Сагид Муртазалиев (объявлен в международный розыск) и ряд других влиятельных фигур.

Это означает, что ближе к завершению полномочий Рамазана Абдулатипова накал подковерной борьбы кланов будет явно ниже, чем в преддверии назначения Муху Алиева и Магомедсалама Магомедова.

«Сумма» в борьбе за власть в Дагестане

Рамазан Абдулатипов и Зиявудин Магомедов. Фото: chernovik.net

А влиятельность Зиявудина Магомедова как бизнесмена федерального уровня с тех пор значительно выросла. В недавнем исследовании Forbes основатель «Суммы» вошел в первую десятку «королей госзаказа» с общим объемом господрядов 49,4 млрд рублей, причем всего за один прошлый год этот объем вырос в полтора раза.  

В то же время ключевое – транспортно-логистическое – звено «Суммы» в прошлом году сполна испытало на себе все прелести экономического кризиса. В частности, Дальневосточное морское пароходство (ДВМП), основное подразделение входящего в структуру «Суммы» холдинга Fesco, по итогам прошлого года зафиксировало чистый убыток в размере 7,576 млрд рублей при выручке 2,641 млрд.

А Новороссийский морской торговый порт (НМТП), где «Сумме» совместно с государственной «Транснефтью» принадлежит контрольный пакет акций, получил чистый убыток в размере 21,507 млрд рублей при выручке 14,274 млрд.

Неприятности у «Суммы» продолжились и в этом году. В июле группа была вынуждена отказаться от амбициозного проекта строительства нефтяного терминала в порту Роттердама (Нидерланды) стоимостью 1 млрд долларов.

Этот проект был задуман еще в годы президентства Дмитрия Медведева, но пал жертвой санкционной войны и нежелания российских нефтехолдингов принимать в нем участие.

Кроме того, голландские источники сообщали, что «Сумме» не удалось найти под него финансирование, и это также может быть косвенным свидетельством высокой долговой нагрузки группы.

Аграрный курс

Тем не менее по ряду направлений бизнеса прошлый год для «Суммы» оказался очень успешным.

Помимо строительных подразделений холдинга, это прежде всего торговля зерном: Объединенная зерновая компания (ОЗК) впервые после вхождения «Суммы» в ее капитал (50% минус одна акция) завершила год с чистой прибылью в размере 278,4 млн рублей.

Компании также впервые удалось войти в десятку крупнейших российских зерноэкспортеров (более 1,1 млн тонн, доля порядка 4%), нарастив объем экспорта более чем в 4 раза по сравнению с 2013 годом.

При этом более чем вдвое (свыше 0,5 млн тонн) выросли и поставки внутренним потребителям. 

Как проницательный бизнесмен Зиявудин Магомедов должен прекрасно понимать, что именно сельское хозяйство и смежные с ним сферы в нынешних экономических условиях являются чуть ли не единственной прибыльной отраслью для инвестиций за рамками госзаказа. К тому же – приносящей стабильный валютный поток, что особенно важно для закредитованных компаний.

Поэтому ведущие российские агрохолдинги уже несколько лет активно осваивают экспорт (причем не только зерновой) и рассчитывают, что в этом им окажет действенную поддержку новый министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Именно здесь может заключаться еще одна причина повышенного интереса миллиардера к Дагестану.

Усилия руководства республики по созданию здесь современных предприятий АПК пока почти ни к чему не привели (за исключением модернизации винно-коньячной отрасли), хотя огромный потенциал, в том числе экспортный, отрасли очевиден.

Причем развитие АПК становится для Дагестана тем более важным, что попытка реализовать здесь индустриальные мегапроекты тоже не увенчалась успехом – примером тому недавняя история с Каспийским заводом листового стекла, который из-за девальвации рубля был вынужден подать на банкротство.

Сельское хозяйство Дагестана не должно стать для Зиявудина Магомедова какой-то абсолютно неизведанной сферой.

Еще в конце 2012 года близкие к нему структуры начали реализацию в республике масштабного проекта «АгроДагИталия» (его куратором был назначен депутат Умахан Умаханов) стоимостью порядка 14 млрд рублей.

Его концепция предполагала приоритет именно экспортного направления: экологически чистую продукцию планировалось продавать в Европу. Однако реализация проекта быстро столкнулась с рядом проблем.

Год назад, посетив площадку будущего предприятия в Бабаюртовском районе, тогдашний министр по управлению государственным имуществом Дагестана Имран Гусейнов заявил, что работы идут очень медленно, а эффективность освоения выделенных на создание инфраструктуры бюджетных средств вызывает большие сомнения.

Тогда же представители подрядной организации заявили, что задержка работ связана с недостаточным и несвоевременным финансированием со стороны инвестора проекта.

Впрочем, у инициаторов «АгродДагИталии» была иная точка зрения. В начале этого года научный руководитель проекта Анатолий Копылов сообщил КАВПОЛИТу, что срыв сроков реализации проекта связан исключительно с бюрократической волокитой. «Им [чиновникам] надо понять, что без этого проекта Дагестан — это не Дагестан», – заявил тогда г-н Копылов.

Он же в конце мая сообщил одному из дагестанских СМИ, что инвестору пришлось начать строительство бройлерной фабрики за собственные средства, не дожидаясь обещанного государством софинансирования (уточнив при этом, что группа «Сумма» к проекту не имеет отношения).

Характерно, что подобных примеров в Дагестане более чем достаточно: на деле объявленный Рамазаном Абдулатиповым одним из приоритетных проект «Эффективный АПК» пока не принес серьезных результатов.

И это, пожалуй, главный вопрос в экономической сфере, который предстоит решать в ближайшее время.  

Рамазан Магомедов

605
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...