Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Долгожданное возбуждение. Закрывают ректора ДГПУ

Долгожданное возбуждение. Закрывают ректора ДГПУ

Следственный комитет России по Дагестану возбудил-таки уголовное дело в отношении и.о. ректора ДГПУ

Хочу сразу же пояснить, что слово «долгожданное» в моем заголовке не несет в себе никакой эмоциональной окраски, а лишь указывает на временной аспект события...


... злорадствовать по поводу чужих проблем – не в моих правилах. Каждый должен получить по заслугам. Но не более того.

Сначала небольшое предисловие, чтобы освежить в памяти читателей события, предшествовавшие этому «долгожданному возбуждению»...

НУ И ГОЛОДАЙТЕ!

Напомню читателям, что осенью прошлого года ДГПУ пережил серьезный кризис. Он был вызван угрозой запрета со стороны Рособрнадзора от 22 сентября 2014 года приема на учебу абитуриентов. К этой мере ведомство прибегло в связи с рядом организационных претензий к старейшему дагестанскому вузу, выраженных формулировкой «за неисполнение предписаний». Маячила даже перспектива полного его закрытия. Между тем ректорат не информировал ни преподавателей, ни студентов вуза о происходящем. То ли скрывал, то ли считал это ниже своего достоинства...

Важно указать, что все это происходило на фоне просочившейся информации о якобы недоданных руководством вуза нуждающимся студентам 20 млн. рублей «социальной стипендии»... Высказывались подозрения, что, возможно, речь идет о хищении этой суммы руководством вуза путем подделки финансовых документов и ведомостей...

Обеспокоенная складывающейся ситуацией часть преподавателей ДГПУ решила обсудить все обстоятельства, для чего назначила собрание в стенах вуза. Однако по приказу ректора оно было запрещено. И тогда обсуждение провели на улице, прямо у стен вуза. Забегая вперед, скажем, что многие из тех, кто принял участие в этом, по определению ректората, «несанкционированном митинге», были подвергнуты различного рода наказаниям...

Последней каплей, переполнившей чашу недовольства и. о., стал приказ о слиянии ИПИ (Инженерно-педагогического института) и ТЭФ ДГПУ (Технолого-экономического факультета). То есть он вознамерился объединить, с одной стороны, вуз, прикомандированный к ДГПУ, а с другой – его факультет! Что было, как мне тогда разъяснили, равносильно скрещиванию ужа с ежом...

Кульминацией протестных событий того периода стала голодовка, объявленная студентами ИПИ 17 октября 2014 года. Этот неожиданно «дерзкий» шаг ранее послушных, чтобы не сказать безропотных, бессловесных студентов, свидетельствовал о том, что даже их терпение не вынесло воцарившегося с приходом Абдулаева произвола. Своих «деспотических» действий он не прекращал даже в эти дни. Например, явившись утром 21 октября в аудиторию к объявившим голодовку студентам, он не нашел ничего лучшего, как сказать им: мол, что же, если вам нечего дома кушать, – голодайте!.. Странная логика... И. о., видно, не понял, что студенты голодают в знак протеста, а не потому, что им нечего кушать (хотя с их стипендиями особо не разъешься). «Видимо, и. о. забыл или просто не знает, – добавляет преподаватель из стана оппозиции, – что ДГПУ – это вуз с нормативным финансированием, что ректор, а также весь ректорат получают свои высокие зарплаты только благодаря им, студентам, которых так запросто вынуждают идти на такие крайние формы протеста...»

СКРЕСТИТЬ УЖА С ЕЖОМ?

Примеров такого грубого, бесцеремонного обращения со студентами в ДГПУ очень много. И они касаются не только бывшего и. о. Вот г-н Самур Серкеров, проректор по учебной части ДГПУ, заявлял студентам, что ректорат не собирается и не обязан с ними обсуждать свои планы. Однако уполномоченныйпо правам студентов в России Артем Хромов, с которым связался один из студентов ИПИ по этому вопросу, компетентно опроверг утверждение Серкерова. Он разъяснил, что студенты имеют полное право быть в курсе всего, что предпринимается ректоратами в отношении их академических и бытовых условий. Приведем тут отрывок из выступления Хромова, из которого видно, что студенчество – это часть общества и оно испытывает те же проблемы, что и общество в целом. На пресс-конференции в «РГ» Хромов подчеркнул, что «проблем у студентов накопилось много. Это и нехватка мест в общежитиях, и вымогательство взяток. Сегодня важно начать борьбу с бюрократически произволом. Посмотрите, в ответ на жалобы абитуриентов в Рособрнадзор приходят отписки после окончания вступительной кампании, жалобы аспирантов в конечном итоге спускаются по инстанциям тем, на кого жалуются...»

Все эти запретительные меры и примеры и привели к событию, облетевшему в те дни всю страну, – к голодовке студентов ИПИ при ДГПУ. На второй день протеста, 18 октября, они вышли из стен вуза и совершили шествие на площадь Ленина, неся плакаты с требованием отменить «слияние» ИПИ с ТЭФ, оставить на месте директора института Магомеда Хайбуллаева, а также вернуть им украденные у них при ректорстве Абдулаева миллионы...

ОБМАНЧИВЫЙ СТИЛЬ

Как видим, последнее требование студентов возникло не на пустом месте: следственные органы, хотя и с большим запозданием, возбудили уголовное дело и в отношении и. о. ректора ДГПУ Магомеда Абдулаева.

Теперь читатель, надеюсь, понимает, почему тут возник термин «долгожданное возбудение», потому что его пришлось очень долго ждать – аж с января прошлого года! Именно тогда доцент кафедры спортивных единоборств ДГПУ Магомед Магомедов обратился к прокурору Республики Дагестан Р.А. Шахнавазову с соответствующим заявлением. «16 января 2014 года, – напоминал в нем доцент, – я обращался в Ваш адрес с заявлением о возможных хищениях в особо крупном размере в ДГПУ в конце 2013 года денежных средств, предназначенных для материального стимулирования нуждающихся студентов. В своих обращениях ко мне студенты вуза говорят, что никакой материальной помощи они не получали или получали в значительно меньшем размере, чем фактически оформлено согласно платежным документам».

Но тогда по не известным нам причинам уголовное дело по данному заявлению возбудить не удалось. В обществе такую лояльность правоохранительных органов в отношении и. о. объясняли его тесной дружбой с премьером правительства РФ Дмитрием Медведевым, авторитет которого будто бы служит ему защитой от любых угроз и посягательств... Хотя я слышал мнение, что никакой дружбы между Медведевым и Абдулаевым нет и в помине, а то, что между ними действительно имеет место, по-русски называется шапочное знакомство. Да и оно – под большим сомнением. В одном моем отклоненном редакцией материале, подготовленном еще осенью прошлого года, я касался этой темы. «Не из той же ли серии и слухи о его связях с Медведевым?» – задавался тогда вопросом ваш автор. Вопрос этот был вызван его заявлением на страницах СМИ, что, мол, «с Дмитрием Анатольевичем, мы работали вместе в Санкт-Петербургском государственном университете, на юридическом факультете. Он преподавал гражданское право...» На этом он замолкает. Хотя было бы логично сказать, коль скоро зашла речь о преподавании, а что преподавал там сам г-н Абдулаев наряду с Медведевым? Но он об этом скромно умалчивает...

И это был не единственный случай, когда правдивость слов Абдулаева вызывала сомнения. Например, в интервью тому же СМИ он говорил, что «до работы в правительстве Дагестана я долго работал в системе высшего образования. Начинал от ассистента и дошёл до проректора крупнейшего российского вуза. В Москве я работал в Государственном университете управления (ГУУ). Это очень сильный и мощный вуз. Работал там и профессором, и заведующим кафедрой. Все ступени я прошёл, и эту работу я знаю достаточно глубоко...»

Между тем по данным вузовской оппозиции руководителя вуза проректором он не работал ни одного дня – ни в «крупнейшем российском вузе», ни даже в захудалом провинциальном… Как видим, неоднократно продемонстрированное стремление выдать желаемое за действительное, приукрашивание фактов, которое местами граничит с откровенным блефом, наводит на мысль, что это, вероятно, естественный стиль поведения Абдулаева. Не им ли было продиктовано и его заверение, сделанное в тот период, что он будто бы встречался с главой СКФО Меликовым по ситуации вокруг вуза и тот его «понял»? Дело в том, что, как выяснил ваш автор, Меликов г-на Абдуллаева в названный им период не принимал.

Но вернемся к уголовному делу, которое СУ СК РФ по РД, хотя и со скрипом, но 17 сентября т. г. в отношении Магомеда Абдулаева возбудило.

ПОКА – «ПРЕВЫШЕНИЕ...»

Как вы уже поняли, добиться этого «здоровым силам» в ДГПУ было непросто (говорю это не с целью преувеличить их роль, а с тем, чтобы подчеркнуть их принципиальность). Вашему автору даже известны некоторые пикантные подробности, бросающие свет на то, как решаются такого рода вопросы с дагестанскими правоохранителями. Полагаю, что гораздо лучше, чем мне, они известны и компетентным органам...

Сегодняшний успех СУ СК РФ по РД нельзя рассматривать в отрыве от первого уголовного дела, возбужденного им же в октябре 2014 года. Оно касалось преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 («Присвоение или растрата») и ч. 1 ст. 292 («Служебный подлог») УК РФ, «по фактам хищения средств материальной помощи студентам в размере более 20 миллионов рублей». Но тогда фигурантами дела стали только начальник управления ДГПУ А.А. Алиев и проректор по воспитательной работе ДГПУ И.С. Магомедова Первый отпираться не стал и согласился на сотрудничество со следствием. Вторая же успела сбежать (на тот момент она будто бы скрылась в Турции, куда попала через Украину).

Сам же Абдулаев остался цел и невредим, усилив мнение, что он «недосягаем» для закона, ибо, как все были уверены, является ближайшим другом премьер-министра правительства РФ Дмитрия Медведева.

Сайт «Оперативная линия», разместивший у себя пространный текст по данному событию, не удержался от легкого укора в отношении СУ СК, хотя и подсластил пилюлю: «17 сентября 2015 года в отношении Магомеда Имрановича Абдуллаева было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 286 досточтимого УК РФ «Превышение должностных полномочий»… Ранее проходивший как свидетель Абдуллаев стал фигурантом уголовного преследования, равно как и Серкеров».

Правда, все уверены, что роль Абдулаева в этом деле тянет на большее, чем «превышение должностных полномочий». На это обратили внимание и другие СМИ. В частности, та же «Оперативная линия», которая уточняет: «Пока по превышению должностных полномочий. Однако факт воровства и подлогов имел место, и, скорее всего, скоро дело будет переквалифицировано на «хищение».

Это вполне вероятно с учетом того, что злополучный приказ, которым г-н Абдулаев назначил материально ответственными лицами фигурантов первого уголовного дела Алиева и Магомедалиеву, оказался липовым. Редакция располагает копией этого приказа, а то, что он был издан под давлением и.о., признался и бывший проректор Ибрагим Дибиров.

 

Багаудин Узунаев

1728
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...