Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Московская мечеть как политический проект

Московская мечеть как политический проект


Кто приехал, а кто не приехал на открытие Соборной мечети


Открытие московской мечети в канун праздника Курбан-байрам после десятилетия реконструкции – событие многослойное и остро политическое. Для Кремля это некая политтехнологическая конструкция с далекими целями. Для большинства мусульман – радостное событие при любых сопутствующих обстоятельствах, которое проблем не решает, но вселяет надежду.

Дикое слово реконструкция

Кто не знает, что Россия – самая большая страна в мире? Чего-чего, а нехватки земли тут нет. В Москве множество пустующих зон. Тем не менее в России (за исключением Кавказа и Татарстана) и Москве почему-то нет земли для мечетей, и то и дело находятся «группы граждан», которые протестуют против их строительства.

Ради строительства новой сломали самую старую московскую мечеть – кадры, как ее ломали, не радовали мусульман. Надежды на то, что проект удастся осуществить, таяли с каждым днем. Строительство замораживалось несколько раз, а специальные порученцы начинали разносить слухи о том, что имярек «украл все деньги».

Весной 2015 года, на фоне общего экономического спада, рекордными темпами возобновляется строительство и – о чудо – завершается на полгода раньше намеченного. Тем, кто знаком с российской практикой, понятно, насколько это выбивается из ее правил.

В столице, где 2 миллиона мусульман, действует всего четыре мечети. Места для пятничных намазов не хватает. Молитвенные площадки становятся объектами для визитов ОМОНа. Два раза в год СМИ (в основном, с негативными и тревожными акцентами) показывают, как тысячи людей молятся на улице под дождем, снегом и в зной.

То, что в Москве лишь четыре мечети, отметили в своих репортажах и CNN, и New York Times.

Но факт присутствия сюжета об открытии красавицы-мечети в ведущих мировых СМИ для Кремля важнее критики.

Если постсоветская идеология – это пиар, то в мире большой политики мечетей не боятся.

В Лондоне, например, мечетей более 400, в Париже и Нью-Йорке – по полторы сотни. Ни в одном мегаполисе мира нет запрета на строительство мечетей и нет давления на мусульман по части совершения намаза. В России же строить мечети не дают, подверстывая под это якобы непримиримое соперничество муфтиев, имамов, сторонников «традиционного» ислама и «нетрадиционного».

Построить мечеть в Москве не позволили даже Рамзану Кадырову, который мог бы за год легко ликвидировать нехватку молельных помещений в столице, да, пожалуй, и в стране.

Поразительно, что в то время, когда в Москве открывали мечеть, в дагестанском селе Новый Куруш в мечеть ворвались некие люди, вынесли из нее ковры и книги, сожгли их, а дверь в мечеть заварили.

Увы, для миллиона дагестанских мусульман это событие – гораздо показательнее, нежели московское. Ведь все это происходило в рамках организованного гнева «суфиев» против «ваххабитов» под присмотром федералов на «Уралах».

Новая мечеть тоже не вместит всех молящихся, но ее торжественное открытие с участием президента многим кажется обетованием более снисходительного отношения к мусульманам. Впрочем, на открытии никто мусульманам новых мечетей не пообещал.

Некоторые мусульмане смотрели на происходящее из-за решеток. Соответствующие фото не замедлили появиться. А муфтию Японии пришлось и вовсе сидеть на бордюре, поскольку стоять на жаре годы не позволяют.

Много званых

Назначить открытие мечети в день стояния на горе Арафат, когда полтора миллиарда мусульман готовятся к празднику по случаю окончания хаджа и многие постятся, было довольно рискованным шагом. Трудно ожидать, что главы мусульманских государств в такой день приедут в Москву.

С другой стороны, то, что событие проходило в такой день, позволило VIPам, которых Москва пригласила, под благовидным предлогом избежать участия в торжествах, политическое значение которых очевидно.

В преддверии визита Путина в ООН, на фоне активизации России в Сирии и намерения собрать альтернативную коалицию против ИГ (запрещено на территории РФ – прим. ред.) – слишком много подковерных интриг, чтобы с легким сердцем явиться в Москву и осматривать новую мечеть.

На торжество ожидали президента Ирана. Однако он не приехал.

Приглашение направили и духовному лидеру Ирана Хаменеи, несмотря на то, что рахбар не посещает иноземных мероприятий. Не сделал он исключения и для Москвы. 

Возможно, все же Кремлю кто-то из востоковедов и сумел втолковать, что в случае их приезда другие гости отказались бы от визита, поскольку позиция Ирана в сирийском вопросе неприемлема для тех, кто не поддерживает Асада.

Приглашения были направлены президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву и главе Духовного управления мусульман Кавказа. Они в Москву также не прибыли.

Не приехал в Москву и глава Бахрейна вместе с высшими духовными лицами.

Не досчиталась Москва именитых представителей Саудовской Аравии, Иордании, Катара и Кувейта.

Первые лица Узбекистана, Киргизии и Таджикистана не присутствовали на торжестве.

Присутствие на открытии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева опровергла его пресс-служба.

Из лиц, ради которых мировые СМИ включают сюжет в главные новости, в Москву приехали президенты Турции и Палестины.

Зачем Москве Аббас

Приезд 80-летнего президента Палестины Махмуда Аббаса особое значение имел в силу того, что накануне Путин пригласил в Москву израильского премьера Нетаньяху. Особый драматизм ситуации придавал тот факт, что в Иерусалиме много дней не утихает скандальная атака израильских поселенцев на мечеть аль-Акса при содействии армии.

Московская мечеть как политический проект

Владимир Путин и Махмуд Аббас. Фото: пресс-служба Кремля

Если с Нетаньяху эта тема вообще упомянута не была, то Махмуд Аббас свое выступление посвятил именно ей.

Аббас с момента своего избрания после смерти Ясира Арафата в 2005 году был в России 13 раз.

В советское время он здесь учился и защищал диссертацию.

Его популярность у палестинцев несравнима с популярностью Ясира Арафата. Его воспринимают как человека, который идет на переговоры с Израилем, отказался от вооруженного сопротивления израильской оккупации, не способен противостоять арестам и убийствам палестинцев Израилем и Египтом.

При нем выросли незаконные израильские поселения, палестинская земля тает, а блокада сектора Газа усиливается. Не прибавляет ему веса среди палестинцев и согласие на создание морского канала вдоль границы Газы и то, что Египет заливает этой водой тоннели – единственное связующее звено блокадного сектора с «большой землей».

В отличие от палестинского большинства, Махмуд Аббас придерживается линии лояльности Башару Асаду. И при этом поддерживает постоянные контакты с западными сторонами, вовлеченными в сирийский конфликт.

Так что Аббас на московской площадке выступал как важное звено той сирийской конструкции, которую строит Москва.

Зачем Москва Эрдогану

Президент Турции приехал на открытие мечети по праву: турецкие строители и мастера много потрудились на ее строительстве и украшении, причем большая часть работ была проделана бесплатно и во славу Всевышнего.

Эрдоган бывал в России 10 раз.

Хотя между Москвой и Анкарой отношения непростые, эта сложность не на виду.

Московская мечеть как политический проект

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: РИА «Новости»

Сирийская инициатива Москвы, по сути, нацелена против Эрдогана, который по всем направлениям занимает позиции, прямо противоположные РФ.

Он остается противником режима Асада в Сирии, режима Сиси в Египте, оккупационного режима Израиля в Палестине, поддерживает крымских татар и противостоит террористической активности курдских боевиков.

Сирийская коалиция, которую намерена собрать Россия – явление достаточно парадоксальное. Всякий раз, когда речь заходит о ней, говорится, что прежде всего она создается ради разгрома ИГ.

Парадокс заключается в том, что ИГ не воюет против Асада, но в критический момент ударило по другим партизанским объединениям, которые в 2013 году были близки к тому, чтобы существенно потеснить правительственные силы.

В то же время ИГ весьма активно на антикурдском направлении. Так как с весны 2015 года курдские партизанские отряды вернулись к активным боевым и террористическим действиям, то полезность активности ИГ на этом направлении для Турции очевидна.

На открытии мечети Эрдоган ни слова не сказал о сирийской войне. Он говорил о том, что волнует мусульман больше всего – о судьбе мечети аль-Акса и трагедии сирийских беженцев. Как известно, Путин и Эрдоган провели закрытую встречу в Москве. Пресс-служба Кремля сочла нужным сообщить лишь вывод, к которому пришли обе стороны: подходы остаются разными, а ситуация ухудшается.

Иначе говоря, московская коалиция, как и коалиция западная, будет нацелена в конечном счете против Турции Эрдогана, которая на сегодняшний день остается единственным убежищем для мусульман, ищущих пристанища от войн и репрессий.

Поэтому Эрдоган приехал открывать мечеть на проспект Мира и цитировал Льва Толстого: «Кажется только людям, что они заботой о себе живы, а живы они одною любовью».

Вот такое получилось открытие новой мечети на проспекте Мира. Без особых надежд на мир. 

 

Надежда Кеворкова

Источник:

Кавказская Политика

559
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...