Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Невиновник торжества. Дербент-2000

Невиновник торжества. Дербент-2000




Дербент есть Дербент. Неторопливый, как все древние города. Обманчиво ленивый.  Какой-то теплый. И снисходительный, как добрый дедушка к нашалившим внукам. Он переживет. Что ему один день?

Редакции «НД» сложнее. Наверняка, прочитав данный материал, многие из чиновников поспешат обвинить нас в желании во всем найти негатив. Так бывает всегда, когда журналисты указывают на какие-либо упущения в работе слуг народа. Впрочем, касаемо данного праздника, чиновнику и вправду будет сложно понять, почему народ и журналисты возмущены. Ведь из окон их персональных броневиков, спокойно разъезжавших по городу, невозможно было увидеть все те проблемы, которые ощутили на себе рядовые налогоплательщики.

Накануне 


Торговые помещения в Дербенте и вдоль федеральной трассы в Дагогнях закрыты еще с пятницы. Видимо, чтобы не смущать гостей, все недостроенные и некрасивые здания «спрятаны» за деревянным  забором, на который наклеены декоративные баннеры с изображением кирпичного и кованого забора. 

Сам Дербент встречал гостей с севера «триумфальной» аркой. К полудню она еще не закончена — видна фанерная обшивка. На нее клеили полотно, имитирующее яркую старинную каменную кладку. 

В самом городе подготовительные работы не прекращались даже в пятницу. В центре города завершали облицовку кольца, а внутри сажали цветы. А семена травяного газона на кольце не успели взойти к юбилею.

В некоторых местах города дорожники спешно засыпали асфальтом ямы, как, например, на улице Таги-заде. А возле северной стены работал экскаватор. У ворот районной администрации целая гора мусора из «банановых» и пластмассовых ящиков. 

Центральная улица Гагарина увешана праздничными треугольными флажками. Паблик арт-проект «Ковер «Дагестан» уже готов в центре площади Свободы, волонтеры стоят по его периметру и не разрешают ходить по нему прохожим — на нем репетируют танцевальные ансамбли. 

В остальной части города о празднике мало что напоминает. Разве что редкие баннеры с поздравлениями самому городу и более частые портреты президента страны Владимира Путина с его цитатой «об уникальности города». Во всем городе чисто, аккуратно. Рынки и большинство магазинов закрыты.

Уличные музыканты

На улице Гагарина накануне пели два уличных музыканта — Стас из Узбекистана  и Коля из Новокузнецка Кемеровской области. 8 сентября они по пути в Баку остановились в Дербенте, узнали, что 19 числа будет праздник  и вновь заехали в город на обратном пути. Уличные музыканты — редкое для Дербента явление. Люди останавливались и доставали телефоны, чтобы заснять их. Бросали им в «шляпу» не только мелочь, но и сторублевки. На фоне уличных музыкантов с селфи-палкой фотографировался и парень с бейджем  «Ведущий»  на шее. Попросил спеть «Звезду по имени солнце». 

Тротуар наполовину

Дербент преобразился к юбилею. Частично. Он сохранил свою контрастность и после масштабного ремонта. Яркий пример тому — тротуар на улице Гасанова. От центра в глубь города плитка уложена, но примерно с середины улицы  заканчивается. Дальше не пропасть, но от пыли никуда не денешься. 

В городе есть улицы, которым могла бы позавидовать и сама Махачкала, к примеру, улица Алиева (бывшая Советская).

«Люди стали добрее, — говорит местная жительница Раиса Демирбекова накануне 19 сентября. — Нет, раньше мы не были злыми, просто было обидно за то, во что превратили наш город, за эти ямки на дорогах. Сейчас же город преобразился».

Все занято

В пятницу в городе невозможно было найти свободный гостиничный номер — все они были забронированы еще за месяц. Наплыва людей в город еще как такового не было, поэтому в этот день не ощущалась нехватка пунктов общепита. В предпраздничный день люди были в ожидании нечто большого и грандиозного. Они были довольны, рассказывали по телефону, какие им сделали в городе парки. Забегая вперед, скажу, что к концу следующего дня люди в трубку уже не высказывались о торжественных мероприятиях так лестно... В этих разговорах употреблялись эпитеты, которые приводить в газете неэтично.

Популярная  «Традиция»

Уже с ночи были эвакуированы все машины, припаркованные на улицах в центре города. Улицы опустели. Изредка по ним проезжали полицейские машины или дорогие иномарки со спецпропусками. В городе были введены усиленные меры безопасности. 

Утром возле площади собралось огромное число людей. Сквозь толпу ожидающих пройти невозможно ни аккредитованным журналистам, у которых через час выход в прямой эфир, ни волонтерам, ни участникам этноподворий в национальных костюмах. «Куда я отойду, здесь и так нет места. Тоже мне нашелся умник», — отвечает мужчина на просьбу немного отойти, чтобы пропустить участников на фестиваль. 

Волонтер (девочка школьного возраста) слезно просит полицейских, стоящих у ограждения, «пропустить ее делегацию, которая сидит и нервничает в городской администрации около часа». Договориться с полицейскими в этот день было себе дороже. 

Об ажиотаже

Люди стояли в очереди на площадь, считая, что там происходит в их отсутствие все действо. Вот примерный разговор, который состоялся у корреспондента «НД» с выходящей с фестиваля женщиной:

— А что там, на площади?

— Да там выставка наших мастеров, танцы, песни.

— А почему так быстро уходите?

— Да не понравилось.

Этноподворья

Попасть на фестиваль этноподворий «Традиции» удалось только к вечеру. И то, простояв около 7 минут в очереди. К этому времени многие уже собрали свои вещи, некоторые спали. 

На Хасавюртовском  подворье лудильщик весь день вырезал узоры на курзерезках. «Раньше этим ремеслом занималось все наше село Ичичали, — рассказывает мастер. — Сейчас уже никто не хочет. Все идут работать на стройку, там, говорят, можно больше заработать. Без спонсоров сложно. Большую часть прибыли приходится отдавать за материал, раньше он стоил намного дешевле». 

На кумыкском роднике представлен телескоп просветителя, общественного деятеля, ученого-арабиста и поэта XIX века Абусупьяна Акаева. Балхарские мастера показали свои традиционные глиняные изделия. «Мы свое производство сохранили таким же, как и в старину, — рассказывает мастер гончарного дела Магия. — Глину добываем, как золото, копать приходится около полутора метра. Размягчаем сначала ногами, потом руками. Всю эту работу выполняют исключительно женщины. Далее делаем наши изделия и два дня сидим перед печкой. Каждый наш мастер должен быть и художником, мы сами украшаем изделия тонкой белой росписью».

По ее словам, вода, налитая в их кувшин, становится «живой» и приобретает родниковый вкус, молоко долго не скисает, а мясо может долго храниться. 

Ингуши представили на обозрение детали своих традиционных одежд. Среди них женский головной убор «курхарс», который не встречается больше нигде на Кавказе, нагрудник и пояс. «Нагрудник и пояс являются незаменимыми атрибутами свадебного платья. В последнее время наши невесты предпочитают выходить замуж не в европейских платьях, а в национальных», — рассказывает представительница ингушского народа. Интерес у посетителей вызвала  старинная горская обувь — «хуле», найденная в могильных склепах. 

О Путине

Вообще, Владимира Путина в Дербенте ждали многие. Появление военных кораблей у берегов города они посчитали явным признаком его появления. 

— Ну как, зачем он здесь? Все-таки большая личность, решает мировые вопросы, — пытается объяснить местный житель,  для чего он хочет видеть Путина в городе, стоя на южной стене. — Даже если отбросить эти политические моменты, посмотрите, что он с городом сделал. Раньше на магалах жить было стыдно. Теперь здесь дома стоят дороже, чем внизу. О, смотрите,  верблюда привели, пойду детям покажу верблюда.» Путин все же в тот день появился на шоу. Но виртуальный. На экране. Еще молодой. 1999 года

Дербентский цирюльник

На седьмом магале — реконструкция средневекового быта. Начиналась она с лавки цирюльника. Актер Азербайджанского театра делал вид, что стрижет мальчика с короткими волосами, расчесывая его в течение получаса. «В средневековом Дербенте были цирюльники?» — спрашиваю у играющего роль парикмахера. «Ну да. Это там, где брили бороду, стригли волосы», — отвечает он. 

Мальчик оказался местным, который не смог отказаться от предложения цирюльника. Роль обросшего мальчику явно  нравилась. «А как же иначе. Столько внимания к нему, все снимают, фотографируют его», — отвечает за своего «клиента» актер. Правда, через час лавка древнего цирюльника была уже без клиента. 

О легенде

Там же, на Седьмом магале находится Девичья баня постройки XlX века. Посещать ее могли только незамужние девушки. Как правило, туда отправлялись невесты и ее подружки перед свадьбой. Бани представляют собой три помещения: одно для омовения невест, другое — горячее отделение, а третье — для переодевания, с бассейном для ополаскивания ног при надевании обуви после купания. 

Согласно древнегородской легенде  мужчина, бросивший взгляд на девушку в бане, лишался глаза, которым он посмотрел. А если женщина посмотрит на мужчину в бане, гласит та же легенда, то ей выкалывали оба глаза. 

О грандиозном шоу

После начала трансляции шоу «Гончарный круг» масса людей устремилась обратно от центра  города.

— А куда все уходят, шоу только начинается? — спрашиваю у прохожих. Вечером я ходил по городу с женой и детьми в коляске и немного опоздал на начало шоу.

— А концерт  на площади уже закончился. А то, что показывают на экране, мы можем и дома посмотреть. 

Но не все,  видимо, так считают. У входа на площадь Свободы по-прежнему стоит большая очередь. Однако полицейский  увидел нас с коляской и провел вне очереди. Было приятно. Сам концерт вызвал менее приятные чувства. Основное ощущение, что не на юбилее 2000-летнего города, а на каком-нибудь патриотическом концерте. Весь обещанный набор «наворотов» и игры света телевизор не передал.

Об общепите

В тех местах общепита, где еще горит свет к 21 часу, устало отвечают: «Поесть нечего, только чай». 

— А что так, юбилей ведь, много людей ожидалось, — спрашиваю у хозяина.

— Закончилось все.

— А почему не закупили продукты? В такие дни можно неплохо навариться.

— А нам вообще сказали, что мы сегодня работать не будем. Все же открылись, хорошо никто не пришел, не попросил закрыться. 

Об ощущениях

«Ощущение как будто не Дербенту 2000 лет, а Дагестану, — говорит под конец шоу, транслируемое   на площади Свободы,  завуч одной из школ города. — Коренные жители остались за бортом. И нам не удалось почувствовать праздник.  Нас отбросило в сторону. Почему наши коллективы не принимают участия в праздновании? В крепости сидят сейчас официальные люди, а мы тут, на площади. Даже ведущий никакого отношения не имеет к Дербенту.  Что, у нас мало людей, которые могли бы красиво вести праздник? А ведь этот лоск мы наводили своей кровью и потом, сколько раз детей выводили на субботник».

Такси, которое нельзя вызвать

Зайнаб Ибрагимова

Фуры. Их не должно было быть на дороге из Махачкалы в Дербент в субботу. Но они были!  Несмотря на заявления, прозвучавшие в республиканских СМИ накануне празднования. Вице-премьер правительства республики Анатолий Карибов распорядился ввести ограничение на движение «большегрузов» на федеральных автодорогах Дагестана в дни празднования. 

Но за исполнением распоряжения (носившего рекомендательный характер!) никто, как выяснилось,  не следил.  Мы обратили внимание дежуривших на трассе сотрудников ДПС на грузовики, создававшие на дорогах заторы.  «Никаких указаний и команд по этому поводу  нам не давали», — ответили они.  

На автобусной остановке уже собралась толпа желающих попасть в Дербент. Знакомые махачкалинцам и каспийчанам автобусы «Нефаз» отъезжали по мере заполнения с интервалом 5-10 минут. Бодрые пассажиры, пока еще не подозревавшие, что после «Нефазов» основной способ передвижения по городу —  на своих двух, были в предвкушении чего-то грандиозного. Долго витать в облаках не пришлось. Кто-то из местных жителей, ехавших в автобусе, посоветовал гостям: «Лучше выходите здесь, дальше дороги загружены. Быстрее будет пешком». 

«Ну, ничего, говорили же, что по городу будут курсировать специально выделенные  такси», — наивно предположил коллега. Но никакого иного транспорта здесь и в помине не было (только изредка проезжали машины «избранных» с желтым пропуском на лобовом стекле, в основном это были чиновничьи иномарки).  Толпы людей  рекой направлялись вверх по улице. Пошли и мы. Оказались на площади Свободы.  Судя по количеству людей, все стремились именно сюда. 
Отдельные более плотные очереди образовывались возле рамок-металлоискателей. Среди бесцельно бродивших людей  мы (пресса) были в лучшем положении. У нас была цель — улица Локомотивная, 5, где разместился пресс-центр (где-то возле моря, в гостинице «Алые паруса»). Если кто-то думает, что Дербент,  хоть и самый древний, но небольшой город, очень ошибается. В поисках Локомотивной мы протопали несколько километров. Как мираж,  мимо нас проплыла белая машина с шашкой наверху. «Таксиии!!!» — крикнули мы хором. «У меня клиент», — обрубил нас водитель. На автомашине был указан номер, но наши попытки дозвониться по нему до службы такси ни к чему не привели. Когда дошли до ж/д вокзала, волонтер-подросток  вызвался (его изрядно уставшие коллеги  волонтерить  были уже не в состоянии) провести нас на Локомотивную более коротким путем. На улице Тахо-Годи наткнулись еще на одного таксиста. 

В машине мы засыпали водителя вопросами: «Как до вас дозвониться? Абонент все время недоступен.  А правда, что вы сегодня бесплатно развозите?».

«Хотел бы я видеть умника, который это сказал. Нам, что, делать нечего, целый день возить бесплатно. Нас сюда вообще из Махачкалы отправили, мы неместные», —  ответил он. Но не проехал он и пяти метров (неместный ведь: где что не знает), как мы увидели указатель улицы с надписью Локомотивная (наши эмоции напоминали радость бедуинов, наткнувшихся на оазис).  Денег за пять метров таксист, разумеется, не попросил. Кстати, таких белых легковушек для развоза людей в Дербенте было около тридцати. Как рассказали в Дагавтодоре, машины относятся к пассажирскому автотранспортному предприятию № 2. Из-за просчета в организации  и работе этого транспорта по городу машинами могли воспользоваться лишь те счастливчики, мимо которых они проезжали пустыми.  

На отсутствие общественного транспорта (если не считать автобусов, которые проезжали только по одному основному маршруту) жаловались многие. Проходивший по одной из улиц мужчина с ребенком возмущался: «Это больше праздник для чиновников. Только их джипы и ездят по городу!»  Даже накануне праздника, вечером,  18 сентября, такси либо вовсе не было, либо те, что из местных,  заламывали цены похлеще, чем в Махачкале (200 рублей — 5 минут).  

Если говорить об автобусах, так понравившихся дербентцам, то и они после полудня стали ездить реже, отчего набивались битком.   

В крепости

По тому, как оформили территорию древней крепости, можно скостить не только три тысячи лет, но и все четыре. Переносные клумбы с цветами и прочей растительностью были установлены везде,  где не лень, словно  перед городскими кафешками. Я была пару лет назад в крепости: перемены разительные. К лучшему ли? На мой взгляд, нет. Хотя я и не специалист. 
«Ужас, что с цитаделью сделали. Как ветхой старушке ботокс с силиконом ввели», — лаконично описала увиденное историк Патимат Тахнаева на своей страничке в ФБ. 

В домике Петра I

В картинной галерее комплекса возле одной из картин столпилось больше десятка человек. 

«Есть разногласия по поводу того, сколько времени в городе провел император: два дня или две недели. Учитывая гостеприимство местного населения, смею  предположить, что все же две недели», —  рассказывает приехавшая из Казани специалист-историк. Ее предположение о гостеприимстве тут же вызвала улыбки на лицах собравшихся. Кто-то кивал, как бы подтверждая «Да, мы такие!»  

Во дворе комплекса, у памятника императору  особой популярностью пользовался  переодетый в Петра 1 актер. Каждый хотел сфотографироваться с ним.

«Все, все, мне уже пора в крепость», —  неумело, не по-петровски пытался он отделаться от желающих сфотографироваться с ним. 

«А какой у Вас рост», — полюбопытствовала я.

«196 сантиметров», —  не без гордости  ответил «Петр 1». 

Местные жители

На одной из улиц двое пожилых мужчин на лавочке. 

«Как вам праздник?» —  спросили мы.

«Да какой праздник!? Разве ощутишь его, получая пенсию в 6 тысяч рублей. Даже не на что праздновать», — ответил тот, что держал баночку пива. 

Некоторые местные предпочитали наблюдать за праздничным действом из окна своего дома. И еда  рядом, и вода, и туалет искать не надо. 

Это был другой город

Сабина Мамаева

Задолго до Дербента у обочины дороги с флагами Дагестана и России нарядные школьники. В их глазах — радость, учителя уже явно подустали. 

— Бедные дети, интересно, который час они стоят тут на солнцепеке, — переживают сердобольные коллеги. 

— Зато станут частью великого события, войдут в историю, — пытаюсь я найти плюсы. Позже не один сотрудник правопорядка в спорах с гражданами раздраженно бросит фразу о том, что на своем посту находится уже с трех часов утра. Возвращаясь к детям с флажками: предпраздничный антураж, надо отдать им должное, они создали. 

***
Стоянка в Дагогнях. Дальше, говорят, никто не едет на своем  транспорте. Садимся в микроавтобусы («шаттлы»). Ненадолго — водитель и сам не в курсе, куда нужно ехать. В итоге  на очередной стоянке садимся в автобус и  доезжаем-таки до центра города-именинника. Несмотря на мелкие заминки, в действиях волонтеров и полицейских не чувствуется нервозности, пока все достаточно внимательны и предельно вежливы. 

Город поражает противоречиями.  Море людей при въезде. И закрытые придорожные магазинчики и кафе. Ощущение осадного положения. Улицы ежеминутно наводняют все вновь прибывающие гости, которых высаживают из автобусов. 

Две недели назад это был совсем другой город. Возможно, не удалось сделать все из задуманного, но все же радует глаз и то, что сделано. Заасфальтированные дороги хотя бы. Благожелательная атмосфера, радостное настроение всех участников празднования, общий дух единения.  
  
***
По территории домика Петра 1 неспешно расхаживали и вели светские беседы гости и приглашенные. Разбавляли эту компанию артисты в национальных нарядах, с которыми каждый желающий мог сфотографироваться,  и суетящиеся в поисках интересных картинок и комментариев сотрудники СМИ. Над всеми возвышался живой двухметровый Петр 1. Но, к сожалению, последний царь и первый император быстро устал от назойливого внимания окружающих. Сфотографироваться коллективно с государственным деятелем нам не удалось. Сам комплекс, честно говоря, особого впечатления не произвел. 

***
Большего ожидали от шоу в  крепости Нарын-Кала. В принципе организаторы и не обещали звезд мирового масштаба. Вместо этого мы довольствовались двумя песнями в исполнении группы «Любэ», так любимой нашим президентом… Никто не обещал и присутствия  самого Путина Владимира Владимировича. Но в тот день за его перемещениями по стране в Дербенте следили внимательно. И отчаянно ждали вечером, надеясь, что президент все же заглянет на огонек, прилетев из Астрахани. Когда советник президента Владимир Толстой зачитал приветственный адрес от главы государства, надежда увидеть первое лицо страны растаяла даже  у самых отъявленных оптимистов. С приветственной речью выступили также зампред правительства РФ Александр Хлопонин, министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов, полпред президента в СКФО Сергей Меликов и глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Затем началось двухчасовое представление с элементами светового шоу. Кто-то сравнивал концерт с открытием «Анжи Арены» или юбилеем Сулеймана Керимова не в пользу дербентского шоу, возмущались тем, что он не помог родному городу. Хотя в целом оно многим понравилось.   

***
«Вы журналисты, наверное?» — обратился к нам вечером в кафе молодой житель Дербента из-за соседнего столика. — «Показуха весь этот праздник. Никакой логистики не создали, люди вынуждены с одного мероприятия на другое идти пешком через весь город. Разве отдохнешь после такого? Многого из обещанного мы не дождались, хотя и предпринимателей в грандиозный юбилей заставляли «вкладываться»».    

***
Логистика в тот день  действительно оставляла желать лучшего. Если добраться до города удалось относительно без проблем, выезжать из него, чтобы попасть на стоянку автомашин в Дагогнях, нам пришлось долго. Махачкалинские «метаны» до стоянки ездили с огромными временными интервалами. Да и то уже набитыми до отказа. Наконец, подъехал один. Ну как же «Новому делу» — и без приключений? Дорогу микроавтобусу преградил нетрезвый мужчина. После того  как водитель попытался его объехать, мужчина стукнул кулаком с силой в окно, едва не разбив стекло. Разъяренный водитель выскочил из машины и успел один раз ударить хулигана, прежде чем подоспел полицейский. Дебошира увели.              
  
Некуда пойти

Патима Гасанова

Мы, по крайней мере  мне так показалось, обошли город вдоль и поперек, но ни разу не наткнулись на обещанные городской администрацией биотуалеты. Ранее было заявлено, что специально по случаю их закуплено 40 штук, что и так очень мало для такого масштабного мероприятия, и установлены они были, если были, конечно, в очень укромных уголках. Как сказал коллега, хорошо хоть магазины были закрыты, чтоб воду не покупать, а то пришлось бы бежать в кусты, простите. 

Интересное начало

Около 12:30 на одну из автостанций Дербента прибыл глава республики Рамазан Абдулатипов, где его встречала шеренга волонтеров. Сказав им что-то вдохновляющее и сорвав бурные аплодисменты, он в сопровождении свиты пересел в микроавтобус, который также в сопровождении кортежа направился к местам проведения массовых мероприятий. То есть, полку машин в кортеже прибыло.

Спорный вопрос

Говорим с юными горожанами: «Ребята, а сколько лет Дербенту?»

Из толпы школьников два мальчика одновременно перечат друг другу: пять и две тысячи лет. Уже уходя от них, слышу, как один отчитывает другого: «Двоечник! Ты не слушал, что ли на уроке? Две тысячи!», а другой бубнит: «Надо было просто семь сказать и все».

Заложники Крепости

В крепость мы попали. А вот покинуть ее покинуть до приезда первых лиц не удавалось. 

— Ну дайте пройти хоть за соком к холодильнику внизу?

— К какому еще холодильнику? Вон волонтеру дай деньги, он купит, — не пропускает полицейский с уставшим видом.

Мы окоченели от холода, сидя на скамейках в ожидании правительственного кортежа, а потом еще и одубели, пока они ужинали в кафе на территории крепости. Сотрудники полиции сами были не в восторге от этого.

— Иди возьми пиджаки из машины, — просит один другого.

— Ага, сейчас побежал...  Жди теперь, пока поднимутся, — отвечает другой, разбегаясь на месте.

Голодные наелись и собирались пройти прямо перед нами, и, зная это, охранник подошел с предупреждением «сидеть тихо». А мы, было, хотели кинуться им на шею.

Дорога домой

Выезжаем из города в битком набитом людьми автобусе «Метан» в 19:30. Ревностно смотрю по сторонам, чтобы пресечь попытку написать на кузове «Дербент супер!» или что-то в этом духе, но такое пришло в голову только мне, кажется. Все молчат, уставшие от ходьбы за весь день. Мужчина вполголоса подбадривает жену со спящим ребенком на коленях: «Видишь, как хорошо, что вышли из дома? Хоть нормальный транспорт увидели. Это тебе не наши маршрутки».

Гостей не выбирают

Дербент ожидал тысячи гостей, в том числе  иностранных. Так как обещанных и уже даже «готовых, но неустановленных» указателей для туристов не было, нам приходилось все уточнять у прохожих. Горожане охотно шли на контакт и всегда спрашивали в ответ: «А вы сами откуда?». Услышав «Махачкала» протягивали немного разочарованное «Аааа». Простите уж.

Без «пах-паха»

Тимур Салимов

— Э! Давай, встали отсюда, - раздраженный голос за спиной принадлежит полицейскому с усталым лицом и дубинкой в руках. Нас разделяет решетчатый забор вокруг площади Свободы, на каменную основу которого корреспондент «НД» только что водрузил свой афедрон.

— Вас не инструктировали на предмет вежливости и доброжелательности? — поворачиваюсь и спрашиваю. Лицо стража правопорядка каменеет («Ух ты, Ваймс Камнелиц», - думаю.) Однако бейдж с надписью «ПРЕССА» творит чудеса.

— Уважаемые, будьте любезны. Встаньте, пожалуйста…

— Да не вопрос…  Сразу нельзя было так?

— Пойми  да меня тоже, брат. С четырех утра здесь стоим.

На часах — 15.30. Понимаю. Не понимаю отсутствия скамеек. 

***
Полицейские говорят, что помимо правил вежливости на инструктажах  их внимание акцентировали на карманниках и провокаторах.  Карманников не видел  («Суслика в поле видишь? — Нет. — А он есть»). А вот провокаторов…

Скамеек нет, обещанных биотуалетов нет, в 11.00 на площадь не пускают. А в толпе зреет недовольство. В полицейском оцеплении тоже. Незнакомый генерал полиции «из гостей»  в полевой форме разговаривает  с одетым по-парадному полковником «из наших». «Кидаю ухо». Генерал недоволен количеством людей на подступах к площади и ажиотажем. Полковник предлагает вызвать ОМОН и «вытеснить». Генерал немного охлаждает его пыл. В итоге  разговор сводится к тому, что ОМОН для усиления оцепления нужен, но «вытеснять» он никого не должен. Спасибо генералу.

***
11. 30. На площадь уже запускают. По одному. Сквозь рамки металлоискателей. Есть уже двое задержанных. «У него пистолет», — объясняют полицейские про первого. Второго встретил чуть позже у площади. 

— Отпустили? — Да… — А за что забирали? — Не знаю… «Мы здесь людей пропускаем» говорят. А я,  что, не человек, что ли?

Толпа раздается в стороны. Сквозь нее, как нож сквозь масло, проходят двое полицейских и их «клиент» с заломленными руками. 

«Властелин Колец. Две крепости». Сцена штурма орками крепости в Хельмовой Пади. Помните, когда они таран по мосту тащат? Очень похоже.

 ***
— Где сигареты купить можно? — спрашиваю волонтера в пресс-центре. (В отеле «Алые паруса» ни сигарет, ни спиртного). — Давайте я схожу… - Не надо. И провожать не надо, спасибо. Просто объясни, где. — Да я сам не знаю. 

Ближайший к пресс-центру магазин — в  метрах  четырехстах, на автозаправке.

— Сигареты есть? — Только «Ява», брат… Другие только после 19-го…

До следующего магазина — еще метров 300. И чего я отказался от услуг волонтера? «Совок» включился, видимо. Не граф, типа, сам схожу… «Дебил …», как говаривал министр иностранных дел Сергей Лавров.

 ***
Суббота. 13.00. Культурный и, не побоюсь этого слова, политический шок. «Они» завесили Путина. Портрет, в смысле. Трехметровый. С цитатами! Сам до последнего не верил, что сделают это.

Портрет — на стене у подножия лестницы, ведущей в цитадель. Под ним на дороге расстелен баннер «Дербент-2000». Суетятся двое рабочих. Один постарше, с видом прораба. Другой молодой. С видом рабочего. Руководит мужчина в голубом костюме. С видом чиновника. На подхвате — пятерка волонтеров. С полдюжины полицейских наблюдают, иногда помогая советом…

— Путина заклеивать будут? — спрашиваю автоматчика. 

— Да.

— Серьезно? — все еще не верю.
 
— Да, а что тут такого?

Не знаю. По мне, так событие из ряда вон. Среди бела дня… Наводим с коллегой объективы…

— Э! Не надо снимать! — «прораб».

— Кому сказано, не снимайте! — «чиновник». — Вместо того  чтоб помочь, снимаете тут всякое, ходите…

— Мне все равно, что хочешь, снимай, кроме нас, - говорит автоматчик. 

Переговоры зависают. Баннер лежит, Путин висит, «чиновник», «прораб», «рабочий», процесс наклейки и корреспонденты стоят. Мы сдались первыми. И пошли в соседнюю чайхану. Два часа в ожидании трех пирожков пролетели незаметно. А когда мы вышли, Путина уже не было. Его покрыл Дербент, если можно так выразиться…

***
Незаметно, говорю, пролетели два часа в чайхане. Местные завсегдатаи  рассказали любопытную историю о приватизации территории мечети местной шиитской общины на улице Ленина.

- Ельцин в 1994 году приказ издал, чтобы все церкви, мечети, синагоги народу вернуть. Эти умудрились в 96-м приватизировать ее. Фактически молельную комнату нам оставили только.  Сейчас территория в банке заложена… В план реконструкции  тоже не включили… А там такие места есть. Баня есть, чем эта на магале  круче. Одной свечкой отапливалась, брат… Советские ученые испортили. Разобрали, чтоб изучить,  — собрать не смогли…

***
16.20.  — Добрый день. Мы у тебя, можно сказать, теперь завсегдатаи. — Добрый… Завсегдатаи, да. Только пива нет уже. Я со вчерашнего дня один раз на солнце вышел, брат. Столько людей… 

Это кафе в переулке за парком Боевой Славы. В подвале. Нашли мы с коллегами его еще в пятницу вечером. С большим трудом. Открытую  точку общепита. В Дербенте. С трудом. В ассортименте — «могу пельмени сварить или курицу пожарить», кофе в пакетиках, нухут, чипсы, пиво и чай. Без «пах-паха», надо сказать. Пока корреспондент «НД» без зазрения совести обыгрывал хозяина в нарды (чтоб потом два раза попасть с марсом «одной медийной личности»), небольшой зал постепенно заполнился. Полицейские пришли поужинать. Пива они, кстати, не заказывали при нас. Поэтому слова хозяина озадачили…

18. 00. Хорошо, что пива нет. Потому что объектов «обозначенных на карте буквами «эм» и «жо»…» нет в принципе. 

***
Ночь на субботу. Три километра от кафе до пресс-центра на такси.

— Сколько с нас? — Двести хватит, брат…  — Да ну? Серьезно? Хорошо посчитал? Точно хватит?

На иронию и даже сарказм у таксиста иммунитет. Он искренне просит не благодарить. «Праздник же».

В субботу такси удалось остановить один раз. 100 рублей. За 10 км. 

— Из Махачкалы? — Да. 30 машин с фирмы загнали. — А как вызывать? — Мобильный запиши, брат… — А диспетчерского пункта нет? Не выделили? — Да не, откуда… Вот так ездим, «с тротуаров» берем. — Бесплатно, говорили, будете возить… — Кто говорил? Какой дурак согласился бы?

***
Погружение в быт Дербента ХIХ века и атмосферу средневекового города предполагалось на Седьмом магале. Надо сказать, что почти удалось. В основном — из-за отсутствия Wi-Fi и мобильной связи (беда всех точек, где проходили представления). Средневековый сапожник в куртке «Адидас» корреспондента  удивил. 

А девушка с кувшином — покорила. Давно таких красивых кувшинов не видел….

Что было видно из Махачкалы…

Идрис Юсупов

Следил за праздничными мероприятиями через электронные СМИ. Периодически заходил в Интернет, следил за лентами в социальных сетях. Одними из первых в начале дня на странице «Нового Дела» появились фотографии коллег, отправившихся на прогулку-командировку по Дербенту. Но это было редким исключением оперативных публикаций «с места событий». При всем том, что в тот день в Дербенте присутствовало значительное число активных пользователей Интернета, «информационщиков» и блогеров , основной «праздничный» контент появлялся в сети с задержками, уже на следующие выходной и рабочий дни — видимо, были проблемы с доступом к качественно
Источник:
497
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...